Алексей Володин играет Шуберта

И опять Володин. Вроде бы совсем недавно о нем писалось, но это совершенно разные "володины": один, который исполняет Шопена, и совсем другой, который играет Шуберта. По неизвестной мне причине он поменял местами отделения своего концерта. В первом отделении он исполнил 4 экспромта для фортепиано, а во втором сонату №21. При этом сделал это, очевидно, в последний момент, потому что об этом не было объявлено ни по трансляции ни в программке.
Надо сказать, что наша публика в концертном зале довольно низкого слушательского уровня - она считает, что надо исполнителю обязательно поаплодировать, если он сделал паузу между частями исполняемого произведения. А то, что они его при этом полностью сбивают с настроя, им это совершенно все равно. Знаю, что маэстро Гергиев категорически запретил давить на слушателей - хотят пусть хлопают, т.е. он запретил написать, например, в программке что между частями не аплодируют.  Возникает предположение, что он путает понятие свободы  с анархией. Ну да, Бог с ним, - ему же на концертах тоже мешают, но, правда, он в другой ситуации.
Алексея Володина часто интервьюируют.  Читать его ответы на вопросы всегда интересно, так, например, отвечая на вопрос о том, ощутима ли психологически разница между занятиями с педагогом мужчиной и женщиной, Алексей отмечает: «Женщины-педагоги, с которыми я работал, всегда отличались очень авторитарным стилем преподавания – строгим и зачастую жёстким. Лично я нахожу это прекрасным!».
Разумеется ему задают уже набивший оскомину вопрос о том, существует ли российская фортепианная школа, Алексей Володин замечает: «За границей всякого русского пианиста просят объяснить, что же такое русская фортепианная школа. Многие люди на Западе не верят в ее существование. В качестве аргумента они приводят тот факт, что русская фортепианная школа породила огромное количество индивидуальностей, совершенно не похожих друг на друга, что и говорит, по их мнению, об отсутствии единой школы. С другой стороны, когда я слышу, что её нет, мне всегда становится неприятно. Видимо, потому, что все величайшие культурные достижения – наших педагогов, музыкантов, композиторов – одной этой фразой сводятся на “нет”. Я думаю, что русская фортепианная школа всё-таки существует, а то, что в ней присутствуют различные индивидуальности, ни в коей мере не отрицает её наличия».
То, что сам Алексей Сергеевич Володин - индивидуальность, никто не сомневается. Наши СМИ очень любят штампы, которые они с радостью ставят на личность исполнителя. Они из него сделали "виртуоза и мыслителя". Думаю, что наиболее точно таланты своего ученика смогла описать его консерваторский педагог Элисо Вирсаладзе: «Алексей Володин — один из самых ярких пианистов молодого поколения. Неограниченные виртуозные возможности, музыкальность, увлеченность, целеустремленность — вот основные качества, которые уже сегодня делают выступления А. Володина заметными как для любителей музыки, так и для профессионалов». Его очень часто сравнивают с уже ушедшими мастерами фортепиано с Рихтером, Рахманиновым и даже с Шопеном. Но, если первых из перечисленных мы хоть как-то можем услышать, пусть в не всегда удачных записях, то уж как играл Шопен, ну кто ж о том знает. Просто Алексей Володин очень старается сыграть то, что написано у композитора, но обязательно пропускает написанное через себя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.