к 170-летию со дня рождения. Николай Андреевич Римский-Корсаков

Николай Андреевич Римский-Корсаков родился 6 (18) марта 1844 в городе Тихвине, который тогда входил в состав Новгородской губернии, а сейчас относится к Ленинградской области. Дом Римских-Корсаковых находился на берегу реки Тихвинки, напротив Тихвинского Богородичного Успенского монастыря. У него была довольно интересная семья: его мать — Софья Васильевна — дочь крепостной крестьянки и богатого помещика Скарятина, а отец композитора — Андрей Петрович Римский-Корсаков (1784—1862) — служил некоторое время новгородским вице-губернатором, а затем волынским гражданским губернатором. Обратите внимание: мать была дочерью крепостной крестьянки и это задолго до отмены крепостного права в России; понятно что её отец выкупил её и она получила вольную, кроме того - получила хорошее образование. Все это в совокупности дало ей возможность выйти замуж за дворянина. И обстоятельство её рождения не помешало ей построить вполне пристойную семью: её старший сын, Воин Андреевич(старше младшего брата на 22 года), был контр-адмиралом, и оказался реорганизатором системы военно-морского образования в Росссии. В таких семьях детей обучали игре на фортепиано, и будущий композитор начал в этом смысле своё образование под руководством матери в 6 лет, но музыка его интересовала гораздо меньше литературы, однако в 11 лет он начал сочинять музыкальные произведения. Мать, понимая, что сына надо учить профессионально, отдала его учиться музыке последовательно нескольким педагогам, но все они не вызвали нужного отклика у несомненно способного ребенка. Мальчик бредил путешествиями, и поэтому отец определил его, как когда-то и старшего брата, в 1856 году в Морской кадетский корпус. Кадет Корсаков учился хорошо. В течение шести лет обучения в корпусе он неизменно числился среди первого десятка. Свободное от занятий время он все более и более заполнял музыкой: учился играть на рояле, посещал концерты и оперные спектакли. «Я был 16-ти летний ребёнок, страстно любивший музыку и игравший в неё», как писал он в своих воспоминаниях. И с осени 1859 года, чувствуя необходимость получения более профессиональных музыкальных навыков, он стал брать уроки у пианиста Фёдора Андреевича Канилле - первого настоящего музыканта среди всех его учителей. Этот педагог завоевал доверие своего ученика и последний стал показывать ему свои музыкальные сочинения: небольшие пьесы, которые, кроме матери, никому раньше не показывал. Так как эти произведения понравились Канилле, то Римский-Корсаков сочинял всё новые и новые. Растущее увлечение юноши музыкой заметил наконец и Воин Андреевич - старший брат. Конечно же, по его мнению, брат должен был стать «дельным» моряком, как и он сам, а музыкой заниматься для удовольствия, для развлечения, ну в общем как хобби вполне подойдёт, но не более того. Он свой волей запретил занятия, а когда огорченный Николай написал домой, то выяснилось, что родные полностью согласны со старшим братом. После длительных просьб, он получил все-таки разрешение посещать педагога лишь изредка, только как старого доброго знакомого. Но надо заметить, что в Морском корпусе не было рояля, и играть будущий композитор мог только дома у своего учителя, который давно не сомневался в масштабе дарования этого ученика. И наконец, осенью 1861 года Канилле привел его к Милию Алексеевичу Балакиреву. В XIX веке Балакирев был одним из самых выдающихся деятелей русского музыкального искусства. Римский-Корсаков сразу же стал членом балакиревского кружка, в который на тот момент входили кроме Балакирева и самого Римского-Корсакова еще Цезарь Антонович Кюи и Модест Петрович Мусоргский. Необходимо, наверное, назвать и Владимира Васильевича Стасова, высокообразованного человека, выдающегося критика и фактически второго руководителя кружка. Между прочим, Стасов свободно владел шестью языками.  Кстати, именно ему принадлежит и название кружка - "могучая кучка". Именно здесь юный Римский-Корсаков впервые узнал, как надо заниматься самообразованием, изучать историю, услышал о писателях, о которых в училище и понятия не имел. Весной 1862 года умер отец, и семья Римских-Корсаковых перебралась в Санкт-Петербург. Материальные затруднения семьи, настояния матери и брата, которые не представляли для него иной деятельности, кроме морской службы, заставили его подчиниться. Морской корпус, сменивший своё название на Морское училище, был окончен с отличием(он был шестым учеником) весной все того же 1862 года. 21 октября 1862 года в 8 часов утра клипер «Алмаз», стоявший на Кронштадтском рейде, снялся с якоря и вышел в море. Наверное Римскому-Корсакову тяжело было бросить музыку, и надолго расстаться с новыми друзьями,  и только в 1865 году его с частью первого флотского экипажа перевели в Петербург в береговую службу. Возвратившись из морского путешествия, Римский-Корсаков снова попав в общество членов "Могучей кучки", подружился и с новым участником кружка — начинающим композитором и профессиональным химиком Александром Порфирьевичем Бородиным. Балакирев познакомил молодого композитора с кумиром участников кружка Александром Сергеевичем Даргомыжским, а также с Людмилой Ивановной Шестаковой (сестрой Михаила Ивановича Глинки) и с Петром Ильичем Чайковским. С 1866 года в доме Людмилы Ивановны стали собираться молодые композиторы, объединившиеся в «Могучую кучку». Творческое наследие композитора весьма значительно (еще бы свыше 40 лет творил). Мы до сих пор с удовольствием слушаем его произведения. Он создал 15 опер: "Псковитянка", "Майская ночь", "Снегурочка","Млада", "Ночь перед Рождеством", "Садко", "Моцарт и Сальери", "Боярыня Вера Шелога", "Царская невеста", "Сказка о царе Салтане", "Сервилия", "Кащей бессмертный", "Пан воевода","Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии","Золотой петушок". Перечислять все его остальные произведения вряд ли имеет смысл. Для тех, кто знаком с творчеством этого композитора, и так понятно, что он создал, а для остальных, если им любопытно, то пусть начинают знакомиться с его творчеством с того, что попадется. На самом деле, теперь нет проблемы услышать эту музыку в записях, в прямых трансляциях. Можно сходить в театр и услышать там его оперы, некоторые из них идут в театрах нашей страны. Единственная сложность - оперу должен ставить режиссер в тандеме с художником и с очень заинтересованным в постановке дирижером, а у нас сейчас с этими специалистами очень напряженно. Целью моей статьи не является музыковедческое исследование. Просто хотелось вспомнить человека, благодаря усилиям которого, у нас есть очень интересная музыка и консерватория, кстати, совершенно непонятно почему его имени. Очевидно просто он там очень долго работал,  вот и назвали.
Жена Римского-КорсаковаРаз уж было положено биографическое начало, то надо довести его до логического конца. Н.А.Римский-Корсаков был женат(с 30 июня 1872) на Надежде Николаевне Пургольд. В браке родилось 7 детей. Надежда Николаевна умерла в 1919 году, пережив мужа на 11 лет.
В ноябре 1907 года Римского-Корсакова избрали членом-корреспондентом Парижской академии изящных искусств. Весной 1908 года, когда композитор был уже тяжело болен, в Париже с успехом прошла премьера «Снегурочки» и исполнялся «Борис Годунов» в корсаковской редакции под управлением Феликса Михайловича Блуменфельда и с Федором Ивановичем Шаляпиным в заглавной роли. Из Парижа приходили радостные, приветственные телеграммы. Это был триумф композитора, триумф русского музыкального искусства. Сам он так писал о своем творчестве, обращаясь к редактору «Русской музыкальной газеты»: «Не называйте меня великим. Я пишу Вам, не для печати, надеюсь, что мое письмо никогда не будет напечатано. Был только один Глинка. Если Вы назовете меня глинкианцем, я поблагодарю вас — это высший титул. Памятники нужно воздвигать людям, память о которых исчезает с их смертью, — политическим деятелям, царям, полководцам. А какой памятник может быть выше того, который воздвиг Глинка? Он не рукотворный, поэтому прошу Вас, не называйте меня великим, если уж Вам так нужно — не лишенным таланта, лучше просто — Римский-Корсаков. Те, кто меня не знает, не поверят, что я великий, тем, которые знают, — это, возможно, понравится. Но последние мои оперы не нравятся. Вероятно, меня забудут, а может, уже забыли. Это обидно будет, потому что я много написал».

Могила Н. А. и Н. Н. Римских-Корсаковых.
Могила Н. А. и Н. Н. Римских-Корсаковых. Автор надгробия Н. К. Рерих. Тихвинское кладбище (Александро-Невская лавра)

В мае 1908 года родные увезли композитора в Любенск - усадьбу Римского-Корсакова (близ г. Луги).  Здесь он и умер в ночь на 8 июня. Он похоронен в Петербурге на Тихвинском кладбище в Александро-Невской лавре, рядом с Глинкой, Балакиревым, Бородиным, Мусоргским, Чайковским и другими композиторами. Вспоминаются слова Александра Константиновича Глазунова о своем учителе и друге: «Мы потеряли одного из людей, подобных которому не было и, может быть, больше никогда не будет. Николай Андреевич был великий гений с пытливым умом и высокой душой»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.