«любовный напиток» в постановке концертного зала мариинского театра

23 марта в концертном зале Мариинского театра была показана опера Гаэтано Доницетти "Любовный напиток". Это был  12-й спектакль постановки 2013 года(режиссер, также народный артист России - Александр Васильевич Петров). Композитор жил в первой половине XIX века, писал оперы на исторические сюжеты и комические оперы. Последние наполнены искромётным юмором и должны смотреться на одном дыхании. Из 74 опер Доницетти более известны: «Энрико», «Лючия ди Ламмермур», «Дочь полка», «Фаворитка», «Дон Паскаль», «Лукреция Борджиа», «Любовный напиток», «Линда ди-Шамуни», «Мария-де-Роган». Написал он еще романсы, фортепьянные пьесы, квартеты и многое другое.
Дирижировал народный артист России Павел Ааронович Бубельников-обладатель многих наград и премий. Он также, как и многие из уже перечисленных в предыдущих постах дирижеры - ученик легендарного И.А.Мусина, и выпускник ленинградской консерватории. Правда к Мусину он попал после окончания музыкальной школы-десятилетки Ленинградской консерватории по классу фортепиано Т. Румшевич и поступления в консерваторию в класс к профессору П. Серебрякову. Так к чему это я? Ну да к интерпретации музыкальной части нет никаких претензий. За пультом вчера был настоящий профессионал. Но, к сожалению, оперный спктакль это создание коллективное и, чтобы о нем говорить, надо заметить или не заметить многих участников этого действа.
По принятой в последние годы традиции в Петербурге очень часто опера идет на языке оригинала. Как правило, действие сопровождается титрами, и если даже кто-то из слушателей не знаком с сюжетом, то вполне можно всё понять, ориентируясь на эти самые титры. Но это, если они видны. А если нет? Вот режиссеру почему-то захотелось продемонстрировать звездное небо, которое полностью закрыло титры во втором действии, да и вообще их размер надо делать более читабельным не все же сидят в первых рядах. Наверное, вокалистам петь на итальянском языке гораздо удобнее - ну как же бельканто всё-таки. Только для такого пения почему-то надо было обязательно привлекать репетитора по итальянскому языку - Марию Никитину. Надо думать, что она приложила максимум возможных усилий к пристойному воспроизведению текста. Вообще-то это совсем не факт, что солисты должны были нуждаться в её услугах - они же все выпускники консерватории, в которой в качестве иностранного языка вокалисты изучают итальянский. Конечно, концертмейстеры театра сделали все возможное и невозможное для того, чтобы партии были вокально сделаны, как надо. Но вот незадача - на сцене, как это не странно, надо еще и двигаться. Когда двигаются артисты хора и миманса, то на это вполне можно смотреть.  А в спектакле еще и потанцевать надо, а иногда и пофлиртовать. Но когда солисты... Вы когда-нибудь видели танцующего гипопотамма?Вот это самое подходящее слово для описания движения женской части солисток. Мне когда-то говорили, что наши вокалисты считают себя звездами еще до поступления в консерваторию и двигаться не считают нужным учиться в принципе, то есть не посещают они занятия по сценическому движению. Теперь верю - безоговорочно.
Солисты-мужчины в этой опере могут двигаться как угодно, потому что роли у них такие. Вот Неморино - он молодой крестьянин по роли все время под легким шафе, а в конце уже и не под легким. Фактура у Д.Штоды вполне тянет на эту роль, этакий крестьянский увалень. Вот, пожалуй, только Р.Бурденко(из Новосибирского театра оперы и балета) в роли Белькоре-сержанта двигался нормально. А Н.Каменский (доктор Дулькамара, странствующий лекарь) и В.Иванцов (Гаэтано, слуга Дулькамары) сделаны остро гротесковыми и поэтому они тоже на месте.
Но эти женщины - А.Гарифуллина в роли Адины и С.Киселева-Джаннетта...? Вокальные данные обеих мы не рассматриваем, так как здесь могут быть разные точки зрения - партии они исполнили. В любом варианте они крестьянские девушки конца 18-19 веков, так как же можно двигаться по сцене как в самом дешевом борделе? Они  себя в зеркало в моменты движения видели? Ну и как? Понятно, что окружающим мужчинам, в число которых входит и режиссер-постановщик, очень трудно объяснить как должны двигаться молодые крестьянские девушки, но собственное-то женское чутье у актрис должно быть. Это я о движении просто во время действия, когда они не пытаются, например, танцевать. Вот последнего лучше бы они не делали.
Можно долго спорить об оформлении сцены и декорациях, они справились со своими функциями, когда-то хуже, когда-то лучше. Можно было оформить спектакль лучше? Без сомнения. Но вот в момент получения девушками информации о том, что Неморино скоро станет богатым, озадачивает не на шутку: похоже, что они читают телеграфную ленту(это в начале 19 века?), ну ладно - пусть читают. Но почему справа налево? Режиссер-новатор, это точно. Справо-налево читают в китайском, японском, арабском языках, но Доницетти точно не оттуда.
В общем вопросов больше, чем ответов. Поэтому идите в театр и слушайте замечательную музыку Гаэтано Доницетти, и не обращайте внимания на разновсяческие нестыковки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.